Спецпроект клиники Три сестры
Спецпроект клиники Три сестры

Как проходят онлайн-занятия с логопедом

Рассказывает логопед-афазиолог клиники «Три сестры» Екатерина Усенкова
Детям и взрослым с нарушениями речи необходимы занятия с логопедом. Ведь даже незначительные проблемы с речью могут приводить к нарушению памяти, внимания и мышления, вызывать чувство дискомфорта и стеснения. Если у человека не получается поехать в клинику на полный курс реабилитации, или регулярно посещать специалиста — можно попробовать заниматься удалённо. Мы попросили логопеда Екатерину Усенкову рассказать, как проходят онлайн-занятия и насколько они эффективны.
Кому подходят дистанционные занятия с логопедом?
Мы занимаемся с детьми и взрослыми с нарушениями речи и глотания — с дизартрией, афазией, дислексией, дисграфией, общим недоразвитием речи (ОНР), ФФНР (фонетико-фонематическим недоразвитием речи). Удалённые занятия — выход из ситуации для людей, которые живут далеко от хорошей клиники, и для тех, у кого мало свободного времени. Ведь для достижения результата занятия со специалистом должны быть два раза в неделю, помимо того, что человеку ещё нужно заниматься самому.
Мы встретились с Екатериной после того, как меня выписали из больницы. Помню первое стихотворение, которое я учил, «С добрым утром» Есенина. Как оно мне тяжело давалось!
Юрий Владимирович, пациент после инсульта
После второго инсульта у папы была спутанная речь, он вставлял неподходящие, случайные слова. Еще он зеркалил то, что мы говорим — например, не отвечал на вопрос «Как дела?», а повторял его. Поэтому основной целью занятий с логопедом было восстановление логического мышления, чтобы мы снова могли общаться с папой
Ульяна, дочь Юрия Владимировича
К сожалению, есть пациенты, которых мы не можем принять на дистанционную программу, и можем помочь им только в клинике. Это люди с нарушением слуха, невербальные пациенты, пациенты с возрастными нарушениями когнитивных функций (например, с выраженной деменцией). Удалённые занятия не подойдут детям с синдромом раннего аутизма, детям с синдромом Дауна, детям с синдромом дефицита внимания (СДВГ), а также детям до трёх лет — в таких случаях терапия должна происходить при живом взаимодействии через качественную предметную деятельность и с игровыми приёмами.

Также удалённые занятия не подходят людям с грубыми формами нарушения речи и глотания, грубыми парезами (параличами) мимической мускулатуры, так как обязательно требуется тактильный контроль, проведение логопедического массажа. Здесь можно было бы подключать к занятию родственника, но мы не можем гарантировать, что через монитор он правильно поймёт, где именно нажим и с какой интенсивностью нужно делать массаж — есть высокий риск навредить пациенту. В таких случаях специалист рядом должен быть обязательно, чтобы исключить возможные ошибки.
Получается, что очень важно провести диагностику и выяснить, может ли человек заниматься удалённо?
Некоторые детали мы выясняем заранее, но понять точно, подойдут удалённые занятия пациенту или нет, можно только на первом занятии. Да, мы всегда начинаем с диагностики. Я выясняю, что случилось с пациентом, что его беспокоит и что он хотел бы улучшить. По речи и поведению пациента я понимаю, какие именно у человека нарушения — страдает произношение, номинация, лексика, фразовая речь или что-то ещё. При этом я никогда не перебиваю пациента — важно, чтобы человек сам поделился своей историей. Если я буду перебивать вопросами, досказывать за человека фразы до конца, констатировать, что у человека то одно, то второе не получается — это как минимум будет невежливо, а человек потеряет желание заниматься.

Я всегда прошу родственников пациента по возможности присутствовать на занятиях, хотя бы при первой встрече. Важно, чтобы они видели, как проходит диагностика, понимали, с чем и как мы дальше будем работать. Родственники могут потом помогать пациенту делать задания, напоминать о них, мотивировать. Я заметила, что пациент чаще достигает потрясающих результатов, если к занятию подключается родственник.
Мне помогают обе моих дочери. Света приехала в Комсомольск-на-Амуре, а Ульяна осталась в Москве. Но с ней мы каждый день говорим по видеосвязи. Она со своими детьми, например, возится, и вслух со мной читает, или идёт на прогулку и мы разговариваем
Юрий Владимирович, пациент после инсульта
Я звоню папе и мы вместе делаем упражнения. Например, нужно составить предложение из разрозненных кусков текста или вставить логический пропуск. Если он забывает слова — я начинаю приводить примеры из реальной жизни, подсказываю. Папу важно поддержать вначале. Бывает, я с ним сделаю пару предложений вместе, остальные он быстро доделывает сам. Важно дать ему толчок
Ульяна, дочь Юрия Владимировича
Бывают случаи, когда пациенту желательно пройти дообследование (например, аудиометрию — исследование остроты слуха), и тогда я корректно попрошу его об этом. Если после диагностики понимаю, что занятия будут не столь эффективны, как нам бы хотелось, и человеку желательная системная реабилитация, я обязательно предупреждаю об этом. Если пациент и его близкие принимают решение продолжать удалённые занятия — мы не снимаем с вектора занятия в клинике и начинаем с самых азов, так как дом строится по кирпичику.
Как вы с пациентом определяете цели?
Цели мы тоже ставим на первом занятии после диагностики, отталкиваясь от конкретных проблем. Если у пациента дрожит голос, он часто делает паузы, ему не хватает выдоха, на ближайший месяц мы ставим цель — развить диафрагмальное дыхание, увеличить время фонации, улучшить произношение. Если пациенту сложно дать развёрнутый ответ и сформулировать вопрос — мы работаем над предикативной функцией речи.
У нас была цель — возвращение логического мышления, письма и способности вести диалог. За два месяца занятий прогресс колоссальный. Мы можем общаться
Ульяна, дочь Юрия Владимировича
Расскажите, пожалуйста, о домашних заданиях. Как часто нужно заниматься?
Регулярность занятий и выполнения заданий — это путь к успеху. Я готовлюсь перед каждым занятием и подбираю для каждого пациента свои упражнения. На занятиях мы вместе разбираем и проделываем задания, а потом пациент на почту получает похожие варианты упражнений. Не бывает такого, чтобы я что-то не объяснила и отправила пациенту задания.

Если у пациента возникают какие-то трудности с заданиями, которые мы уже проработали, мы пробуем вместе снова, разбираем, что не получается и находим способ как это исправить. Бывает, что пациент не сделал домашнее задание, это бывает по разным причинам. Тогда наше занятие начинается с его выполнения. При этом я стараюсь подбирать такие упражнения, чтобы человеку они не надоели, чтобы он чувствовал желание выполнять их каждый день хотя бы по несколько минут.
Есть ли какие-то рекомендации, которые вы даёте пациентам, которые занимаются с вами дистанционно?
Каких-то особых рекомендаций нет. Важно, чтобы человек мог комфортно заниматься — за столом, в светлой комнате, не отвлекался, вовремя приступал к занятию. Очень важна обратная связь — человек всегда задать вопрос и сказать, если его что-то беспокоит.

Не все пациенты сразу чувствуют себя комфортно перед камерой. И здесь мне как специалисту важно быть уверенной и доброжелательной — передать этот настрой пациенту, создать доверительную среду для общения. И ещё у меня есть одно очень важное правило — заканчивать занятия на положительной ноте. Тогда с большой вероятностью человек сделает домашнюю работу и в хорошем расположении придёт на следующее занятие.